Дарим 1500 рублей на Returnal или на аккаунт Steam, EGS, PS Store.
simhost

«Луч света среди неизбежности». Рецензия на фильм «Маяк»

«Луч света среди неизбежности». Рецензия на фильм «Маяк»

16 января в российский прокат выйдет фильм «Маяк» режиссера Роберта Эггерса. На прошедшем Каннском фестивале картина удостоилась награды международной федерации кинопрессы ФИПРЕССИ. Темная история смотрителей маяка поразила личной страстью, отчаянием и страхом обретенного безумия. Что было на маяке - остается на маяке.




Шаткая лодка упрямо проникает через густую стену тумана. На борту новоизбранные смотрители маяка: Томас Уэйк (Уиллем Дефо) и Эфраим Уинслоу (Роберт Паттинсон). Они плывут к скалистому острову под машинный ритм двигателя судна и гулкий вой маяка, словно пересекают реку Стикс, к массивному механическому чудовищу, которое напоминает адского пса Цербера из царства Аида. Следующие четыре недели - испытание, жажда, искупление и, конечно, работа.




Постановщик Роберт Эггерс, возможно, новый сказочник в кинематографе. Однако истории молодого автора не предназначены для детей или подростков. Его фильмы основаны на элементах древней литературы и фольклора. Режиссерский дебют «Ведьма» стал демонстрацией способности Эггерса соединять факты с народными сказаниями о ведьмах и колдовских силах, обитавших в Новой Англии XVII века. «Маяк» же в  сюжетном фундаменте имеет более древний исторический источник - миф о Прометее и похищенном у Гефеста огне.


Впрочем, древнегреческая легенда о столкновении титанов и богов малая часть картины мира фильма. Загнанное в кинематографические 1,19:1 рамки экрана действие «Маяка» предстает мучительной тирадой  с похотью и душеизлиянием. Выбор Эггерса дать ленте стиль немецкого экспрессионизма и наделить его культурной апроприацией разрешает посмотреть на жанр ужасов под другим углом и градусом. Отказ от классических манипуляций зрительским вниманием вроде скримера или джампера предоставляет возможность гипнотически исследовать природу героев. Нагнетающее чувство тревоги, подчинения и замкнутости порождает в персонаже Паттинсона неконтролируемую агрессию и конфликт с местом и временем. Каждое спонтанное решение ведет к психологическому хаосу, окруженному океаном и байками о морских проклятиях. 



Роберт Эггерс, сталкивая два разношерстных мужских архетипа, получает  звериную реакцию от взаимодействия Томаса и Эфраима. Соперничество философских и религиозных парадигм подкрепленное алкоголем превращается в жестокую борьбу за право быть хозяином маяка. Обострение за власть усиливается под воздействием внешних факторов, которые приводят к безумию, а затем к опустошению. В скрипучем деревянном доме среди консерв, упреков и постоянного вопроса «Что?» Дефо и Паттисон разыгрывают спектакль токсичной маскулинности с отчаяние последних людей на земле. Выплески брутальности впиваются в тени героев на стенах и погружают их в трагическую эйфорию от пребывания на заставе. 


Сложная и пугающая обстановка фильма направлена на возникновение клаустрофобической паники. Реальность «Маяка» оживает благодаря визуальным решениям оператора Джарина Блашке. Крупные фактурные кадры с лицами персонажей, знаменитый голландский угол и полемика внутрикадровых форм: круга и треугольника, приводит к ужасу трагического осознания замкнутости и обреченности. Предначертанное обязательно случится, вне зависимости от попыток навязать борьбу. Сокровенная мифология истории Эггерса не поддается внешним воздействиям. Она пленительно строга, непреклонна и мстит тем, кто осмеливается противится устаявшимся законам.


В последовательном сюрреалистическом развитии сюжета открывается множество культурных кодов: религия, кинематограф, литература и живопись. Некоторые кадры напоминают сложные и многоплановые гравюры Альбрехта Дюрера или сновиденческие фотогравюры Карла Александра Шнайдера. Природа «Маяка» сочетает развитие истории и интеллектуального ребуса с потоком трактовок. И блуждание в смысловом лабиринте режиссера становится как для героя Роберта Паттинсона, так и для зрителя потерей концентрации в пространстве и времени, когда невозможно отделить реальность от вымысла или галлюцинаций. Появление русалок или убийство чайки, символа моряков, вклиниваются в нарушенную соразмерность пребывания на острове, а цикличное моральное гонение от Уэйка рушит психологическую стабильность Уинслоу.



Демонстрация подобных отношений разрешает увидеть в полумраке фильма безумную агрессию Дефо и Паттинсона. Яростный стычки и озверевшие коллизии показывают многоликость профессионализма актеров. Молодой британец вновь доказывает мировому кино готовность изображать жертву или героя. Его экстремальное перевоплощение в «Маяке»  безукоризненно демоническое проявление потерянной натуры, которая поддается влиянию прожектора. Это не место для откровений. Это место, где душевная стойкость соперничает с затягивающейся петлей желания владеть шансом подняться на маяк. Только вера в труд и поклонение старшему напарнику позволят не совершить грех и не оказаться на берегу с чувством опустошенной жизни.


Тем не менее, специфичный опыт ситуаций Уинслоу выклевывается в финальном кадре картины. Драматургическая сила Роберта Эггерса заключается в праве дать героям поддаться  последовательной разрухе и стать заложниками мрачного отчаяния. Фильм «Маяк» - это обреченное пекло фрустрации, когда элемент гуманизма состоит в тщетной иллюзии на спасение и свободу. Исправить положение дел, кажется, невозможно, а тленное будущее тонет в грохоте морских волн. Надежда на вызволении с фатального острова остается в руках Святого Эразма и стаи чаек.

Дарим 1500 рублей на Returnal или на аккаунт Steam, EGS, PS Store. Переходи в наш телеграм-канал @Найт-Сити, чтобы узнать подробней и принять участие в розыгрыше.
Маяк The Lighthouse Роберт Паттинсон Robert Pattinson Уиллем Дефо Willem Dafoe Роберт Эггерс Robert Eggers кино рецензия
Статьи по теме
Оставьте свой комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Полное или частичное копирование материалов сайта без согласования с редакцией запрещено.