simhost
Разместить объявление

«Жизнь в мгновенных мазках». Рецензия на фильм «Ван Гог. На пороге вечности»

«Жизнь в мгновенных мазках». Рецензия на фильм «Ван Гог. На пороге вечности»
С 7 февраля в отечественном прокате выходит картина «Ван Гог. На пороге вечности» Джулиана Шнабеля. В центре сюжета – временной промежуток жизни известного голландского художника, живущего в Арле и пишущего знаменитые натюрморты. Главную роль исполняет Уиллем Дефо, который воплощает на экране притягательный образ творца, жертвующего собой ради творчества.


Блуждая по окрестностям мелкого городка, в поисках пограничной зоны между реальностью и искусством, когда природа безмолвно и откровенно позирует странноватому мужчине в соломенной шляпе, рождается то самое «неизведанное» чувство соприкосновения к прекрасному. Именно в таких обстоятельствах режиссер Джулиан Шнабель показывает зрителю своего Ван Гога. Ван Гога мечтающего, непринятого обществом, нуждающегося в поддержке семьи и друзей. Его нестабильное состояние успокаивает арендованный желтый дом и встречи с Полем Гогеном (Оскар Айзек). Все, что ему необходимо – любовь, свобода и частица признания, что выбранный путь быть художником - единственный и дарован Богом.


Персонализируя автора известных «Подсолнухов» и «Звёздной ночи» Шнабель старательно избегает громкости биографических фактов, уходя на территорию эмоциональности и чувственности. «Ван Гог. На пороге вечности» - инстинктивная режиссерская арт-инсталляция трагических и психологических циклов голландца, поражающие своим одиночеством и бренностью смятения перед перспективой затеряться в собственных картинах. От того страх перекликается с умиротворением и отдается эхом в залитой лучами долине, прячущейся в потемках сельской дороге, в захлебывающейся в бурном французском закате роще, чье естественное, еле ощущаемое настроение отразилось в полотнах Винсента Ван Гога. Фильм говорит на языке интуиции, саморазрушении и в то же время поиска рассудительности окружающей действительности. Уиллем Дефо растворяясь в южных пейзажах, соприкасается с самой идеей искусства и осязает время, которое еще не пришло и не готово принять новые законы и формы.


Находясь рядом с героем и наблюдая его терпимость к отрешенности, где тяготеющая постоянность бытия, ставит условия, которые ущемляют авторскую мысль и давят на личную идентификацию. Джулиан Шнабель погружает в постимпрессионистическое состояние, полное несокрушимой веры в живопись и тревоги, сопровождающее Ван Гога до конца его жизни. Поэтому пребывая в больнице для душевно больных и отвечая на вопросы священника (Мадс Миккельсен) Дефо, будто несет крест не только за себя, но и за других «потерянных» художников. Не зря в беседе слышна реплика «Иисус тоже до 33 лет был почти никому не известен», которая является кульминацией лечебной проповеди и не дает возможность мысли о предназначении оставить автора.


Весь внешний мир фильма, кроме брата Тео Ван Гога (Руперт Френд) и Гогена, противиться принять и признать ошибку в отношении Винсента. Вместе с оператором Бенуа Деломма, Шнабель изящно и кротко позволяет ощутить естество и уникальность не только физического, но и духовного. Написанные наскоро портреты, смешивание красок, искажение реальности. Техника Ван Гога дает новую интерпретацию существующей природной парадигме, ее содержанию и архитектуре. «Твои работы больше похожи на скульптуру, чем на живопись» - именно это произносил Поль Гоген, видя, каким способом и во что превращается увиденное на холсте у Ван Гога. Кино не дает ответа, была ли это секундная слабость или зависть со стороны героя Айзека, однако именно данная фраза свидетельствует о преданности ремеслу и незыблемости к мучениям, преграждающие дорогу к истинному движению кисти.


Все это ненасытное, причиняющие боль желание иметь рядом сподвижника, разделяющего идеалы и ценности творчества, утопает в мерцании и магических, почти потусторонних бликах. За которыми скользит чувственная и скитающаяся фигура Ван Гога, вынужденного пожертвовать частью своего уха, ради сохранения теплоты и гуманности общения с Гогеном. Однако окровавленное письмо с коротким «Вспомни меня» оказывается катализатором внутреннего беспокойства перед таинственным финалом. Джулиан Шнабель концентрирует пространство и время в монтажном слиянии крупностей и затягивающей мелодии, когда внутренняя сокровенная теснота Ваг Гога с яростью выплескивается на чистое полотно.


Мифичность, которой пронизан фильм «Ван Гог. На пороге вечности» с переплетением биографичности воссоздает исключительную по своим качествам вселенную Винсента, где жажда жизни шумит, бурлит, а Уиллем Дефо рьяно режет материю искусства, оставляя экспрессивный отпечаток в памяти. Мы не были знакомы с Ван Гогом, тем не менее, Джулиан Шнабель предоставляет шанс стать на пару часов сначала знакомым, затем приятелем, после другом и наконец, свидетелем бытия художника, чья история и судьба всегда находилась рядом с ним в старой палитре, чехле с кистями и перекинутыми через плечо холстами. Телеграмм-канал про игры
Ван Гог. На пороге вечности At Eternity's Gate Уиллем Дефо Willem Dafoe Джулиан Шнабель Julian Schnabel Оскар Айзек Oscar Isaac кино рецензия
Статьи по теме
Оставьте свой комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Полное или частичное копирование материалов сайта без согласования с редакцией запрещено.