«Сексуальная рознь по ошибке». Рецензия на фильм «Верность»

«Сексуальная рознь по ошибке». Рецензия на фильм «Верность»

«Сексуальная рознь по ошибке». Рецензия на фильм «Верность»
С 31 октября в российском прокате – «Верность» режиссера Нигины Сайфуллаевой. Фильм про супружеские отношения получил на фестивале «Кинотавр» специальный диплом жюри «За безграничную веру актёров в режиссёра» и продемонстрировал новый вид откровенности для российского кино.



Сергей (Александр Паль) и Лена (Евгения Громова) - молодая пара. Она - акушер-гинеколог. Он – артист театра. Жизни хватает до момента, когда Лена заподозрила мужа в измене, великое/незаметное чтение одного смс. Для разбирательства и серьёзного разговора необходима смелость, а нахлынувшие эмоции ведут ее только к одному – к измене. И кажется, что счет неверности равный, но спонтанные действия Лены дают иные предполагаемые последствия. Значит, масштаб конфликта одного касается всех, кто оказался рядом.

Можно находить в «Верности» архетипичный кризис отношений, где одна из сторон случайно/намеренно поддается сомнению в верности в браке. Подрыв целостности развивает не только общие опасения, но и личные сомнения, порождая внутреннюю трагедию безучастия в счастливой семейной жизни. История Нигины Сайфуллаевой констатирует факт измены не как чистую месть, а как поиск героини Громовой утраты своей сексуальной идентификации. Почему ее роль в замужестве свелась к бытовой женской декорации, которая не в состоянии поддерживать постоянное физическое\платоническое эмоциональное напряжение в стенах дома. 



В «Верности» честный разговор Сергея и Лены предзнаменуется импульсными ошибками, которые вынуждают открыто говорить о семейном институте. Сайфуллаевой важна не столько мораль событий, сколько обозначить границы страха доверия между людьми. В попытках самостоятельно разобраться в ситуации непременно возникает момент, когда происходит потеря концентрации языка тела, чувств и душевного понимания. Тяжесть полузнания об измене мужа совершает с Громовой метафизическую трансформацию, после которой заданные параметры брака окажутся недееспособны в новой форме отношений супругов. Факт неверности Сергея, по мнению Лены, не так важен, как узнать причину, послужившей началом для комплекса негативных мыслей.


Испытание героини Громовой по поиску «своего» лица в конечном итоге приводят к главному вопросу. На песчаном одиноком берегу прозвучавшая вслух фраза «У тебя роман?» становится Рубиконом отношений, когда только песок и море являются единственными свидетелями откровенной слабости Лены. Долгожданное признание в ревности у режиссера Сайфуллаевой объект интимный, быстрый и незащищенный от спонтанной, неожиданной реакции Александра Паля. Но это всего лишь часть долгих мучений и стремлений вернуть былую стабильность. Давая понять свою ошибочность суждений, Лена понимает, что изменила прежде всего себе. Да, усомнилась, совершила глупость и теперь не знает, как быть в гармонии со своей совестью и обязательством новой верности.


Откровенные сцены фильма не манипуляция зрительским интересом, а единственный шанс вновь почувствовать единение и страсть. Это может вызывать возмущение, осуждение, но более достойной демонстрации  художественная  парадигма фильма не предусматривает. В фокусе оператора Марка Зисельсона соперничает резкость и ответственность, тревога и  оргазм. Паль и Громова взаимодействуют интуитивно, осторожно и сострадательно. Не стоит ждать от них справедливого консенсуса или примитивного «остаться или уйти». Нигина Сайфуллаева показывает потерю интересов, отчуждение возможности признаться в уязвимом месте, когда решение проблемы вынуждает идти в конфронтацию с телом и разумным стремлением узнать правду. 

Но, как бывает, злая правда кроется в искренних объяснениях, которые удаются Нигине Сайфуллаевой и соавтору сценария Любови Мульменко. Их естественные диалоги раскрывают неловкое недопонимание между героями. Только острые вопросы о непринятии разногласия, без побуждающих посылов или выдвижения ультиматума. Мягкость и нежность сменяются отторжением правил поведения в случаях верности, давшей трещину. При этом Сайфуллаева не первая, кто в 2019 говорит о семейных проблемах в российском кино. 


Анна Пармас в своей картине «Давай разведемся!» так же разбирает причины измены, одиночества и спекуляций вокруг супружеской неверности. Однако в отличии «Верности» Сайфуллаевой, Пармас больше играет с формой и жанром, дополняя историю коллизиями второго плана. Детьми, отношениями с родителями и женской наивностью, что все возможно вернуть. Так в причинах мужской измены, только виртуальной, старается разобраться Григорий Добрыгин в фильме «Sheena667». В провинциальной северной семье  муж неожиданно влюбляется в webcam-model, тратит на нее деньги и готовиться уехать к ней в США, в тайне от жены. Актуальный вопрос о семейном кризисе раскрывается в отечественном кинематографе с разных позиций и заставляет вновь обратиться к социальному статусу брака в России 21 века. Ведь два главных вопроса «Кто виноват?» и «Что делать?» становятся главным инструментом семейного психотерапевта.

До сеанса психотерапевта «Верность» не доходит, а заканчивается безмолвной сценой в общественном транспорте. Героиня Громовой, будто сменив личность, погружается в новое пространство, где элементы души меняют свою валентность и создают незнакомое чувственное вещество, которое в будущем сможет безболезненно залечить в памяти случившийся инцидент. От него никто не застрахован, но все от него зависимы, ведь доверие всегда рождается из правды.



Теги: Верность Нигина Сайфуллаева Александр Паль Евгения Громова кинотавр Sony Pictures Entertainment кино рецензия
В материале:
Статьи по теме
Поделитесь с друзьями:
Подпишитесь на еженедельную рассылку
Популярные материалы
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
© 2007-2019 SIMHOST
Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов сайта
без согласования с редакцией запрещено.